Во что обходятся мины? Последствия и международные попытки по разминированию

Во что обходятся мины? Последствия и международные попытки по разминированию

Двадцать шестого декабря 1993 шестилетний Аугуст бродил по полю у Луанды, столицы Анголы. Вдруг он увидел на земле блестящий предмет. Заинтересовавшись, что это, решил поднять его. Следующее движение Августа привело к взрыву мины. В результате взрыва Аугусту ампутировали правую ступню. Он также ослеп. Теперь, имея 12 лет, мальчик проводит большую часть времени на инвалидной коляске...


Аугуста покалечила противопехотная наземная мина. Она получила такое название, потому что главным ее объектом являются люди, а не танки или другие военные средства передвижения. По некоторым подсчетам, сегодня производится более 350 видов противопехотных наземных мин в менее 50 странах. Многие из них предназначены для того, чтобы калечить, а не убивать. Почему? Потому что раненые солдаты нуждаются в уходе, что в свою очередь замедляет военные операции - а это именно то, чего хочет враг. Кроме того, отчаянные крики раненых бойцов могут внушать страх их товарищам. Поэтому обычно считается, что мины эффективнее тогда, когда жертвы выживают, даже если с большим трудом.

Однако, большинство жертв взрывов мин - это гражданские, а не солдаты. И это не всегда случайно. Согласно книге «Наземные мины. Смертельное наследие», некоторые такие мины «сознательно направлены на гражданских, чтобы освободить территорию, уничтожить источники пищи, создать поток беженцев или просто распространить ужас».

Например, во время конфликта в Камбодже мины были заложены по периметру вокруг вражеских сел, а потом эти села обстреливали артиллерийским огнем. Пытаясь спастись, жители бежали прямо на минные поля. Между тем, стараясь заставить правительство перейти к переговорам, члены «красных кхмеров» заложили мины на рисовые плантации, внушая страх фермерам. Эти действия привели к прекращению земледелия.

То, что произошло в Сомали, было, пожалуй, еще ужаснее. Во время бомбардировки Харгейса, жители были вынуждены бежать. В покинутые дома солдаты заложили наземные мины. Когда бой прекратился, беглецы вернулись, но только для того, чтобы испытать увечья или погибнуть от неожиданных взрывов.

Однако наземные мины угрожают не только смертью или потерей конечности. Рассмотрите еще несколько последствий этого зловещего оружия.

Экономические и социальные средства

Кофи Аннан, генеральный секретарь ООН, отметил: «Наличие или даже страх перед наличием единой наземной мины может привести к тому, что люди перестанут обрабатывать целое поле, село останется без средств для существованию, это станет еще одной преградой на пути к реконструкции и развитию страны». Например, в Афганистане и Камбодже можно было бы обработать еще около 35 процентов земли, если бы фермеры не боялись ступать на нее. Некоторые все-таки рискует. «Мины внушают мне ужас, - говорит фермер из Камбоджи.- Но если я не выйду срезать траву или бамбук, мы не выживем».

Часто на плечи раненых от взрывов мин ложится тяжелое финансовое бремя. Например, в развивающейся стране, ребенок, который остался без ноги в десятилетнем возрасте, может потребовать в течение всей жизни около 15 протезов-конечностей, каждый из которых будет стоить в среднем 125 долларов. Правда, для некоторых это не кажется слишком дорого. Но для большинства жителей Анголы 125 долларов - это больше, чем трехмесячная зарплата!

Примите во внимание также мучительное социальное положение людей. Граждане одной азиатской страны, например, избегают общаться с людьми на протезах из-за страха подвергнуться «несчастью». Для инвалидов брак может показаться лишь неуловимой мечтой. «Я не планирую жениться, - с грустью говорит человек из Анголы, у которого ампутировали ногу после ранения от взрыва наземной мини.- Женщина хочет иметь мужа, который может работать».

Разумеется, многие жертвы страдают от низкого чувства собственного достоинства. «Я больше не могу кормить свою семью, - говорит мужчина из Камбоджи, - и поэтому мне стыдно». Иногда такие чувства обессиливают больше, чем потеря конечности. «Больше всего я пострадал эмоционально, - рассказывает Артур, жертва с Мозамбика.- Немало раз меня раздражало лишь то, что кто-то смотрит в мою сторону. Я думал, что никто больше не уважает меня и уже не смогу вести нормальную жизнь».

А что сказать о разминировании?

В последние годы было приложено немало усилий, чтобы поощрить государства наложить запрет на использование наземных мин. Кроме того, некоторые правительства начали опасное дело - разминирования. Но на пути стало несколько трудностей. Одной из них является время. Обезвреживания мин - это очень медленный процесс. Минеры примерно подсчитали, что в среднем, чтобы устранить мину, нужно в сто раз больше времени, чем чтобы установить ее. Другой преградой являются расходы. Одна мина стоит от 3 до 15 долларов, но чтобы ее устранить, может потребоваться до 1000 долларов.

Итак, полное обезвреживание мин, кажется фактически невозможным. Например, чтобы устранить все мины в Камбодже, надо было бы, чтобы каждый в этой стране в течение следующих нескольких лет отдавал весь свой доход на эту задачу. По некоторым подсчетам, даже если бы были деньги, для обезвреживания всех мин в этой стране нужно было бы сто лет. Ситуация во всем мире еще более мрачная. Согласно приблизительным данным, устранения мин с целой планеты с помощью современной технологии будет стоить 33 миллиарда долларов и продлится более тысячи лет!

Правда, предлагается новая технология разминирования - начиная от генетически выведенных плодовых мушек, которые проявляют взрывное устройство, и кончая гигантскими радиоуправляемыми машинами, разминируют 2 гектара земли в час. Может пройти еще много времени, пока такую технологию будут использовать в мировом масштабе, и, скорее всего, она будет достижима только в богатых странах.

В большинстве мест, однако, обезвреживания мин осуществляется старым способом. Человек ползет на животе, сантиметр за сантиметром исследуя спереди почву с помощью палки, таким образом разминирует от 20 до 50 квадратных метров в день. Опасно? Конечно! На каждые 5000 устраненных мин один минер погибает и два получают ранения.

Попытки объединиться против использования наземных мин

В декабре 1997 года представители ряда стран подписали соглашение о запрете использования, накопления, производства и перемещения противопехотных мин, а также об их уничтожении. Этот договор известен также как Оттавское соглашение. «Это является беспрецедентным и неповторимым достижением как в международном разоружении, так и в гуманитарном праве», - говорит Жан Кретьен, премьер-министр Канады. Но до сих пор примерно 60 стран, в том числе некоторые крупнейшие мировые производители наземных мин, еще не подписали соглашения.

Поможет ли Оттавское соглашение устранить наземные мины? В некоторой степени, возможно, да. Но многие относятся к этому скептически. «Даже если все страны мира будут придерживаться Оттавского соглашения, - отмечает Клод Симонно, один из руководителей «Гандикап интернэшнл» во Франции, - это будет лишь одним шагом в направлении к освобождению планеты от опасности наземных мин». Почему? «Миллионы мин остаются погребенными в земле, терпеливо ожидая будущие жертвы», - говорит Симонно.

Военный историк Джон Киган приводит еще один фактор. Он говорит, что война «достигает самых сокровенных мест человеческого сердца ... где царит гордость, верховодят эмоции и где королем является инстинкт». Соглашения не могут изменить такие глубоко укоренившиеся человеческие черты, как ненависть и алчность.

Комментарии (0)

Оставить комментарий