«Да кому ты теперь нужна брюхатая? Кроме меня...»

«Да кому ты теперь нужна брюхатая? Кроме меня...»

Многие люди, достигнув определенного возраста, обретают уверенность в том, что их ничего уже не способно удивить, а шокировать – и подавно. Александр, которому недавно исполнилось сорок три, принадлежал к числу именно таких людей. Несмотря на то, что довольно многое он успел в этой жизни увидеть и услышать, и удивление, казалось, было ему вообще не свойственно, его не мог не шокировать звонок старого знакомого.

С Сергеем он практически не общался. Иногда – не очень-то охотно – он набирал его номер из нужды следовать выработавшейся за долгие годы привычке. Их разговоры всегда казались ему неловкими, а сам звонок, который он совершал как ритуал не чаще, чем раз в три месяца, вынужденными и пустыми. Саша всегда звонил по одной и той же причине – узнать, как дела у Светланы и Ольги. Большего знать ему было не нужно. Впрочем, даже данная информация уже много лет не была необходимой для Александра, хотя он продолжал звонить и задавать один и тот же вопрос. Иногда ему хотелось прекратить – пропустить разок-другой, чтобы почувствовать, как память о прошлом постепенно искореняется из его сердца, но каждый раз он хватал телефон и набирал заученный наизусть номер. Светлана уже двадцать два года не была тем, кого он мог бы назвать своим человеком – она принадлежала другому: ее время, ее внимание, ее любовь, ее улыбка. Теперь она все это отдавала Сергею, ее официальному супругу и отцу ее дочери. Однако мысль о том, что когда-то, давным-давно, он мог с гордостью сжимать ее руку в своей и надеяться на то, что в ее компании он проведет оставшуюся жизнь, грела его душу. Она же приносила ему невероятную боль. Но что-то заставляло его продолжать. Звонить, спрашивать. В этот раз позвонил сам Сергей – это было непривычно и настолько неожиданно, что поначалу Александр даже опешил и несколько мгновений внимательно смотрел на экраны телефона, ожидая, что все это окажется сном. Или, по крайней мере, глупым видением. А затем он нажал на кнопку. - Эй, дружище, - раздалось на том конце телефонного звонка, - как твои дела? Александр сдержанно поприветствовал своего знакомого, отмечая, что «дружище» было уже давно не подходящим словом для описания их взаимоотношений.

Сергей говорил что-то еще, рассказывал о своем бизнесе, о Свете, а затем вдруг произнес: - В эту субботу Олька замуж выходит. Приходи, мы будем рады тебя видеть. Воцарилось молчание, которое длилось несколько долгих – поразительно долгих минут. Потом Саша прочистил горло и сказал: - Не стоит. Это семейный праздник. Ему даже почудилось, что после этих слов Сергей отмахнулся от него. - Да брось. Сколько мы не виделись? Три года? Пять лет? - Шесть, - отозвался Александр, чувствуя нарастающее смятение и неловкость – ему было не понять, отчего Сережа вдруг решил повидаться с ним. - Приезжай на выходных, будет весело. А затем он еще несколько минут прощался с Сашей, будто боясь нажать «отбой». После того, как разговор закончился, Александр ощутил внутри неприятное тянущее чувство – такое уже случалось с ним и довольно часто – каждый раз, когда он думал о том, что может увидеть Светлану.

Не то, чтобы он все еще был влюблен в нее как первокурсник, но все же она вызывала в его душе определенный отклик, который заставлял его возвращаться на двадцать лет назад. Мысли о ней постепенно перенесли его в воспоминания, которые он бережно хранил долгие годы. Омраченные обидой, испорченные одиночеством, они все еще оставались самым ценным сокровищем, которым когда-либо обладал Александр. Когда они познакомились, ей едва исполнилось восемнадцать. Она поступила в академию, где Саша учился на третьем курсе на инженера. Она же выбрала художественное направление. Светлана была так не похожа на остальных девушек – она будто бы не ходила, а парила над землей. Сотканная из тысячи волшебных бликов, она казалась видением, неземным существом, каждая улыбка которого сулила окружающим лучик света. У нее были огненно-рыжие волосы – и когда на них попадало солнце, казалось, будто она светится изнутри. Осенью, находя яркие листки, она сплетала из них корону и становилась похожей на сказочного эльфа. У Светы был волшебный смех. Мелодичный, как перезвон колокольчиков, вызывающий дрожь по всему телу и заставляющий смотреть на нее, не отрывая глаз. У нее была восхитительная улыбка. Светлая и открытая, приветливая и всегда такая загадочная, точно она принадлежала только тому, на кого она смотрела. Света была первой любовью Александра. Они познакомились совершенно случайно – когда во время занятия на группу начинающих художников налетел порыв ветра, все ее эскизы разлетелись по траве. Еще не просохшая после вечернего дождя земля норовила испортить творения девушки, когда Саша, проходящий мимо, бросился на помощь. Пожалуй, это была любовь с первого взгляда – такая, как описывается в книгах. С тех пор они не расставались. Ходили в кино и кафе, вместе прогуливали занятия, Саша провожал ее до дома и мог часами ждать, пока она освободиться. Они скрывались от ее строгих родителей, прятались от преподавателей, долгое время они думали, что не существует в мире ничего, кроме их любви. Такое заблуждение свойственно лишь тем, кто молод и влюблен – и каждый раз, когда юные возлюбленные начинают верить в то, что для их чувств не встретиться преград, на пути вырастает стена. Огромная каменная глыба, которая рушит все надежды и навсегда хоронит под обвалами светлые и искренние чувства. Это случилось и с ними. Светлана и Александр собирались пожениться – вернее, они только начали мечтать об этом, когда на них свалилась жестокая реальность. Саша, чьи родители собрали последние средства на обучение сына, был слишком беден, чтобы содержать семью – что уж там: он не мог даже позволить себе купить возлюбленной кольцо. Ее родители были не в восторге от выбора дочери. Отец Светы напрямую сказал Саше, что тот не может жениться на девушке, пока не докажет, что способен обеспечивать ее. Александру не оставалось ничего иного, кроме как отправиться на заработки. С помощью одного из своих знакомых – Сергея - он нашел подработку в другом городе – и больше, чем полгода, должен был провести вдали от дома.

Сережа, как догадывался Саша, был влюблен в Светлану и даже пытался ухаживать за ней, но она предпочла ему Александра. Несмотря на то, что Сергей в глазах ее родителей превосходил избранника из глубинки по всем параметрам. Он происходил из обеспеченной семьи, которая могла похвастаться связями в райисполкоме, мама его была преподавателем, а отец – профессором. Что-то вроде местной элиты. Возле Сережи всегда вились девушки, мечтавшие о крупице его внимания, но тот будто бы их не замечал. Конечно, о его похождениях в академии слагались легенды. В тот день уезжал поезд, на котором должен был оказаться его работодатель, и Сергей, который посоветовал ему ухватиться за эту возможность, сказал: - Сейчас или никогда. Не успеешь – пиши пропало. Но Саша медлил. Ему хотелось отправиться к Свете, заверить ее в том, что совсем скоро он вернется с деньгами, и они смогут построить совместную жизнь, пожениться, обзавестись детьми и наслаждаться обществом друг друга до конца своих дней. Но времени не было. Александр горько пожалеет в будущем о том, к какому выбору он склонился, однако впоследствии будет уже поздно. Знай он то, что знал сейчас, ни за что не прыгнул бы в тот поезд – он предпочел бы остаться бедным студентом, не выпускающем из своей руки пальцев Светы, а не одиночкой с тугими пачками денег в карманах. В тот вечер он успел встретиться только с Лешей, который тогда был его соседом по комнате в общежитии. - Поезжай, не думая, - сказал тогда Леша Александру. – Света твоя все поймет. Зато потом вернешься, весь такой столичный франт, и вы свадьбу сыграете, как хотели. Слова приятеля заставили Сашу согласиться. Наскоро собрав чемодан и набросав письмо для Светланы, он отправился на вокзал, взяв с Леши обещание, что тот обязательно доставит объяснения его возлюбленной. Сергей торжественно поклялся сдержать свое слово. После переезда в столицу Александр сразу же устроился на работу. Работая в ресторане, он брался за любую должность, которую ему предлагали. Сначала разгружал овощи, доставлял обеды, разносил газеты, помогал затащить холодильник в многоэтажный дом. Каждую пятницу он садился писать письмо, однако все его старания не находили ровным счетом никакого отклика. Все чувства, что он изливал на бумагу, все его метания и сердечные тревоги, были встречены пустотой и молчанием. Светлана не ответила ни на одно письмо. Однажды, накануне окончания шести месяцев, после которых он должен был возвратиться домой и встретиться со своей возлюбленной, Саша получил короткую записку. «Больше не пиши». И все. Обратный адрес гласил, что крохотную записку в огромном конверте с несколькими марками прислала Света, но это был не ее почерк. Александр с трудом прожил в столице несколько последующих недель. А когда вернулся домой, Светланы там уже не было. Ее родители, весьма недовольные появлением Саши на пороге их квартиры, сообщили, что Света вышла замуж за Сергея, и они вместе уехали на море, чтобы провести там свой медовый месяц. Тогда Александру показалось, будто кто-то с силой ударил его в грудь молотком. Это было так больно и так странно, что, казалось, на некоторое время мир перестал существовать. Все, о чем он мечтал. Все, чего хотел, разрушилось после нескольких слов. Ничего не видя и не слыша, он брел в обратном направлении от дома Светы, во дворе которого всегда с нетерпением ждал встречи, а в ушах у него звенели удары гонга. С тех пор его жизнь изменилась до неузнаваемости. После разговора с Сергеем он понял, что свадьба произошла около месяца назад, она была тихой и неприметной, только для самых близких родственников и друзей. На вопрос, почему Света так поступила, Сережа сказал, что девушка никакого письма не получала, а когда узнала, что он уехал, так она долгое время плакала и никого не хотела видеть. В конце концов она стала успокаиваться, и Сергей посещал ее все чаще, а затем у них завязались отношения, которые переросли в официальный брак. Конечно, после этих слов Александр возненавидел Сережу. Он припомнил и то, что именно он нашел ему работу в столице, что он сказал, будто придется обойтись без прощания. Он ненавидел его всеми фибрами души, однако ничего поделать уже не мог. Первое время ему хотелось увидеться со Светланой, объяснить ей все, сказать, что все, что она услышала о нем, - ложь. Но затем он узнал, что Света ждет ребенка, поэтому отбросил мысли о встрече. Так проходили годы. Однажды он случайно встретил Сергея, и разговор этот посеял в его душе смуту, от которой он еще долго не мог избавиться. И вот теперь ему предстояла поездка на свадьбу – хотя его истинные желания были далеки от стремления стоять и наблюдать за чужим счастьем. В назначенный день он даже не заводил будильник, надеясь пропустить торжественное событие и остаться в стороне, однако с самого утра Саша уже был на ногах. И к объявленному в пригласительном, полученном пару дней назад, времени, отправился в загородный дом Сергея, где и должна была проходить выездная церемония. Все было украшено слишком уж вычурно – или же Александр, в силу определенных обстоятельств, оценивал даже украшения слишком предвзято. Он слегка опоздал, что было ему несвойственно, а, попав в пробку, вообще думал не приходить. Заняв свободный стул среди гостей, он наблюдал за тем, как невеста с женихом обмениваются кольцами. Оля была точной копией Светланы в молодости. Те же яркие, живые глаза на лице с мраморно-бледной кожей, тонкий нос и копна волос. Только в отличии от матери, Оля обладала локонами цвета вороньего крыла. Странно, подумал про себя Александр, от кого она переняла их? Сергей обладал русыми волосами, а в семье Светланы практически все были блондинами. Невеста в свадебном платье была похожа на принцессу, и Александром вновь овладела давнишняя хандра. Он не видел ни гостей, ни праздничных столов – на несколько мгновений ему представилось, что это Света идет в белом платье к нему навстречу, что это она дает ему обещание, что она говорит о вечной любви и преданности. А затем его взгляд выхватил из толпы ее лицо. Все такое же светлое, с едва уловимой поволокой морщинок, окруженное ореолом огненных волос, будто подсвеченных изнутри. На ней было легкое, летящее платье, и она, практически не изменившаяся внешне, показалась ему далекой незнакомкой. Когда она встретила его взгляд, ее сияющее, счастливое лицо преобразилось. На нем появилось удивление, которой вскоре сменилось настоящим шоком. Она замерла, оборвав разговор с одним из гостей на полуслове. А затем, коротко извинившись, двинулась в его сторону. - Что ты здесь делаешь? Ни ответа, ни привета, подумалось Александру. То, каким тоном она это сказала, говорило, что радости эта встреча ей не принесла. - Сергей меня пригласил, - также холодно отозвался Саша, сунув руки в карманы брюк. Их встречу он представлял себе совсем не так. Впрочем, он уже давно перестал воображать, как однажды увидит ее после нескольких лет разлуки – но то, что происходило сейчас, казалось самым настоящим абсурдом. - Мне он не сказал, - помолчав, проговорила Света. Александр пристально наблюдал за ней, рассматривал каждую черточку ее лица, пытался понять, насколько сильно она изменилась. Ее глаза, такие жизнерадостные и блестящие, показались ему драгоценными камнями, однако на ее лице так и не появилась долгожданная улыбка. - Поздравляю, - запоздало выговорил он. Она коротко улыбнулась – сухо и отстраненно, а затем извинилась и скрылась в толпе. Что ж, пришло в голову Александру, могло быть и хуже. Последующие полчаса гости провели за столом, над которым соорудили навес, чтобы укрыться от маловероятного дождя или птиц. Саша разместился рядом с какой-то женщиной в ярком платье, которая принялась щебетать о красоте сада, как только он опустился на стул. Половину ее слов он не услышал. Затем каждый из родственников стал подниматься, чтобы сказать тост. Настала очередь жениха, высокого и симпатичного юноши, который был немногим старше Ольги. Саша попытался представить себе, как проходил отбор в этот раз. Может, Света была также жестока к Ольге, как ее родители когда-то к ней. Или же сразу одобрила молодого человека, как только он ступил на порог? - … Сегодня мне хотелось бы сказать, что двадцать два года назад, в июле, произошло настоящее чудо. На свет появилась моя Оля, которая… Однако дальше Александр уже не слушал. Несколько слов из тоста жениха врезались в его память, точно его пронзила молния. «Июль, двадцать два года назад». Именно в том месяце он вернулся обратно домой. Он как сейчас помнил день, когда узнал о свадьбе Светы и Сережи. В июле был месяц с тех пор, как они поженились. За полгода до этого Света была его девушкой. Его невестой. За шесть месяце до этого она принадлежала ему. Не в силах сидеть на месте Александр вскочил. Ему повезло – гости как раз стали аплодировать и выкрикивать поздравления, так что его уход остался незамеченным. Когда всеобщее веселье было в самом разгаре – жених с невестой танцевали, а родственники умилялись их молодости и красоте, Александр отыскал Светлану, которая, взяв передышку, стояла в стороне. Увидев его, она изменилась в лице. В ее глазах появилась смутная тревога и опасение, и решительность, с которой он шагал в ее сторону, заставила ее вздрогнуть. Казалось, она сразу же догадалась, о чем он хочет поговорить. - Не здесь, - произнесла она настойчиво. – Не сейчас. Но Саша был неумолим. - Оля – моя дочь? Она – моя, так ведь? Светлана прикрыла глаза и поднесла к губам ладонь. Так она пыталась сдержать дрожь. Когда она вновь поглядела на него, в ее глазах стояли слезы. - Лучше бы ты не приходил сюда, - прошептала она яростно. Александр отнял ее руки от лица, настойчиво и требовательно. - Я хочу знать, Света. Она высвободилась. На ее лице читалось отчаяние и злость. - Ты ее не заслуживаешь. Ты и меня не заслуживал. Ты сбежал как трусливый пес, поджав хвост. Уходи и продолжай прятаться. Светлана повысила голос, и на их перебранку обратили внимание несколько гостей, стоящих неподалеку. Саша хотел было увести ее подальше, когда рядом вдруг возник Сергей. Приобняв жену за плечи, он повел ее в дом. - Потом, приятель, - бросил он, уходя. – Все потом. На следующий день Света не отвечала на звонки, поэтому Александр решил наведаться к ним домой самостоятельно. Впрочем, там никого не оказалось – они отправились провожать Олю и ее мужа в свадебное путешествие. К вечеру ему никто не перезвонил. Наутро тоже. Александр изводил себя мыслями и догадками, сомневался, убеждался, находил доводы, а затем практически сразу же оспаривал их. Все это было странным. Все казалось нереальным и неправильным. Через три дня после свадьбы в квартире Саши раздался оглушительно громкий телефонный звонок. Это был Сергей. - Приезжай ко мне в офис. Поговорить надо. Моросил дождь. В стеклянном здании, арендованном крупной компанией, отражалось серое, набухшее грозовыми облаками небо. Когда Александр вошел в кабинет Сергея, ему почудилось, будто он уловил запах медикаментов, однако в следующий миг его забил кофейный аромат, а затем донеслись и древесные нотки одеколона. - Садись, это будет долгий разговор, - сказал Сергей, указывая на кожаный диван посреди кабинета. Саша хотел было задать мучившие его вопросы, но Сережа перебил его. - Прежде, чем ты что-нибудь скажешь, я хочу, чтобы ты знал. Мне жаль. Мне, правда, очень жаль. Александр пристально вглядывался в его лицо. - Ты знал? Все это время? Сергей кивнул. На лице Саши отразилось негодование, однако он не позволил себе выплеснуть его прямо сейчас. Выжидающе посмотрев на собеседника, он откинулся на спинку дивана. Сергей усмехнулся, беззлобно, не насмешливо. - За эти годы ты поднабрался выдержки. Саша не переменился в лице. - Ты, кажется, извинялся. Сергей сел напротив. Между ними стоял журнальный столик из стекла. - Двадцать два года назад, когда ты уехал из города, Света не получила твоего письма. Леша потерял его и ужасно переживал, но я сказал ему, что сам передам все Светлане. Когда я пришел к ней домой, ее не было. Я рассказал обо всем ее матери, но та переделала историю по-своему. Она решила, что Свете без тебя будет лучше. Что ей нужен другой кавалер… - Кто-то вроде тебя, - перебил его Александр. Сережа бесстрастно качнул головой в знак согласия. - Когда я понял, что твое обещание до нее так и не дошло, я подумывал о том, чтобы рассказать ей правду. Я был единственным, с кем она общалась. И это, пожалуй, стало решающим в моем выборе. Другого шанса у меня не было. Я понимал, как низко и подло поступаю, но ничего не мог с собой сделать. Она ждала ребенка, и ей нужна была помощь. Я успокаивал себя мыслью о том, что, если бы не я, она избавилась бы от Оли. Я думал, что спасаю ее, но на самом деле добро я делал только для себя. Света до сих пор думает, что ты уехал, не попрощавшись, потому что захотел бросить ее. Александр выжидал. Сергей переводил дух. - Ты солгал мне насчет ребенка. Сережа кивнул. - Ты бы догадался сразу же. А Света, возможно, и вовсе бросила бы меня. Я испугался. Я так долго жаждал получить то, что имел, что просто не смог отказаться. Я продолжил лгать тебе, ей, самому себе, пока все это не зашло слишком далеко. Саша внимательно следил за его взглядом. Сережа старался избегать прямого зрительного контакта, но иногда украдкой заглядывал в его глаза, ожидая реакции. Готовясь к буре. - Почему сейчас? – спросил Александр. – Почему теперь ты решил во всем сознаться? Сергей усмехнулся – и в этом почувствовалась какая-то горечь. Отчаяние. - Пытаюсь исправить свои ошибки, чтобы не мучиться после смерти. Александр нахмурился. - У меня нашли злокачественную опухоль. Уже несколько месяцев. Осталось недолго. Саша открыл было рот, чтобы что-то сказать, но слова сочувствия так и не смог выговорить – нечто затаенное, злостное помешало ему пожалеть бывшего товарища, заставило его промолчать. - Ты даже не представляешь, как сильно я хочу тебя придушить, - проговорил Александр. Сергей улыбнулся, однако его глаза оставались печальными. - Вряд ли сильнее, чем я сам. Саша поднялся на ноги. От переизбытка чувств и эмоций его потряхивало, перед глазами была мутная пелена. Ярость взбунтовалась внутри него, требуя быть выпущенной немедленно. Все эти годы. Все эти долгие годы. - Я знаю, чего ты ждешь, - сказал он негромко, - но я не могу простить тебя. Не сейчас. Он был уже у двери, когда Сергей окликнул его: - Другого шанса у меня может не быть. Но Саша ничего ему не ответил. Он отсчитал шаги до лестничной клетки, потом каждую ступень. Очутившись на улице, он запрокинул голову и подставил лицо буйным потокам воды, сбрасываемой тучами. Ему хотелось одного: забыться. Забыть обо всем, что он только что услышал. Освободиться от старого груза и начать все заново. Но это было невозможно. Прошлое тесно связывалось с его настоящим, а от настоящего зависело будущее. Он был по пояс в этой трясине. - Я знаю, - тихо произнесла Светлана, сжимая тонкими пальцами чашку с чаем. К напитку она так и не притронулась. Она сидела с неестественно ровной спиной, напряженная, грустная. Ее лицо было бледнее обычного, глаза потеряли свой блеск, улыбка не трогала ее губы. Она смотрела на Александра, но будто бы не видела его. Порой она скользила взглядом по внутреннему убранству кафе, в котором они встретились. - Что? – переспросил он. Она замялась. - Мне кажется, я всегда знала это. Я знала тебя, и что-то подсказывало мне: разберись в этой ситуации, не пускай все на самотек, но я не стала ничего делать. Я была слабой и безвольной, поэтому позволила себе страдать. И тебе тоже. Он потянулся к ее рукам, но так и не смог взять их в свои ладони. Между ними была стена – и она появилась задолго до того, как он пришел сюда и завел этот разговор. Она была там двадцать два года и избавиться от нее несколькими словами было невозможно. - Если бы я только знал, что у меня есть дочь… Света подняла на него внимательный взгляд. - Это ничего не изменит, Саш. Все так, как должно быть. Я больше не люблю тебя, да и ты, я уверена, только думаешь, что хочешь этого. Ну вернем прошлое, и кем мы станем? Теперь я счастлива. Мне понадобилось много лет, чтобы полюбить Сергея, но я рада, что он оказался рядом. Он стал отличным отцом для Оли. Саша кивнул. - Лучшим, чем я когда-либо смог бы быть. Она мягко улыбнулась в ответ на его слова. - Нет. Но он был рядом. Когда она падала, он поднимал ее, когда плакала, успокаивал. Когда за ней ходили мальчишки, отпугивал криками из окна. Светлана рассмеялась, и Александр не смог не улыбнуться в ответ. Что-то внутри него, все еще клокотавшее от злости, потребовало рассказать ей всю правду. Он почувствовал острую необходимость сообщить, что все это произошло по вине Сергея. И он уже собирался это сделать. Он сказал бы: «Знаешь, ведь всего этого могло бы и не быть. Мы провели бы вместе счастливую жизнь. Мы воспитали бы чудесную дочь, и на ее свадьбе ты танцевала бы со мной, а не с ним». Но он этого не сказал. Вместо этого он произнес: - Да. Он стал отличным отцом для Оли. Однако простить Сергея вот так просто он не мог. Игнорировать его звонки и сообщения вошло у Александра в привычку, а когда звонила Света, он старался закончить разговор побыстрее, чтобы она не успела завести разговор о Сереже. Впоследствии Саша узнал, что Сергей во всем сознался. Он рассказал жене о своем поступке в прошлом, о том, что был болен, и ему оставалось жить чуть меньше шести месяцев. И она простила его. На Новый Год Александр получил приглашение от Оли, вернувшейся из свадебного путешествия. Она попросила его приехать на праздник и провести его с ними. Она сказала, что знает всю правду и хочет поближе познакомиться со своим биологическим отцом. И Саша не смог ей отказать. В конце концов, кем был он, чтобы злиться на Сергея? Если уж его смогли простить Света и Оля, ему тоже следовало пойти навстречу. Во время праздника Александр проводил время со своей дочерью, они много говорили и узнавали друг друга. И несмотря на то, что над торжеством нависала удручающая атмосфера неотвратимой горечи, все были счастливы. Прошлое больше не имело власти над настоящим, и уж точно не могло повлиять на их будущее.

Комментарии (3)

  • nicrobin
    nicrobin
    учитесь сюжет излагать кратко и емко  кому нужны ваши сопли и жалость.
    Ответить
  • vya-andrey2003
    vya-andrey2003
    Рассказ не осилил!

    Ответить
  • n.broese
    n.broese
    Тягомотина.
    Ответить
Оставить комментарий